ru
ru
ru
 
Официальный сайт Анна Старобинец
Фрагменты детектива

Фрагменты детектива

Главная / Мастерская / Игра «Литературная мафия: интерактивный детектив» / Фрагменты детектива

Фрагменты детектива, написанного игроками «Литературной мафии» (подростки 12-15 лет);  2016 год

 …Отец Джейкоб жил в маленькой пристройке при церкви. Раньше он работал воспитателем в приюте, но как-то ночью у него было видение: он в рясе и с большим крестом в руках кричит в темный угол. Очнувшись, на лице он обнаружил свежую рану – глубокий порез. После этого случая Джейкоб ушел в религию и получил сан священника, а также увлекся изучением демонологии и прочих оккультных наук. В деревне все его уважали и его слово было очень весомым.

 

Cвятой отец частенько бродил по лесу в поисках демонов. Вот и сегодня он заметил движущуюся тень и бросился за ней. Он уже решил, что это хитрый демон, который хочет поиграть в догонялки или в прятки, а потом заманить в ловушку, - но нет. Это оказался брат убитой сиротки.

- Хей, мальчик подойди сюда! – позвал Священник.

- Чего вы от меня хотите? - испугался мальчик.

- Я хочу помочь.

- Я вам не верю! – мальчик попятился.

- Это демон в тебе убивает веру! – Священник крепко ухватил мальчика за руку. – Но я умею справляться с демонами!

И он потащил ребенка за собой через лес.

- Вы хотите заколоть меня вилкой? – прошептал мальчик.

- Чур меня! – пробасил священник. - Я отведу тебя в полицию, идиот!

 

***

 

В полицейском участке царило необычное оживление. Священник громогласно читал молитвы и крестил стены. Беглый мальчик сидел в самом дальнем углу и жадно поглощал суп, который ему принесли по просьбе инспектора. В центре помещения, уперев руки в боки и неприязненно озираясь, стояла приютская наставница, которую спешно вызвали в связи с обнаружением ее подопечного.

- Теперь, когда ты наелся, я хотел бы поговорить о том, что случилось с твоей сестрой, - мягко обратился к мальчику Следователь.

- Я боюсь при нем говорить, - мальчик затравленно покосился на священника.

- Не бойся. Я не дам тебя никому в обиду. Говори смело.

- Раз в неделю сестра заходила в церковь, уговаривала и меня сделать то же, - тихо заговорил мальчик. - Я над этим смеялся, но все же шел за ней. Но я там не молился. Ненавижу кого-то о чем-то просить. Так, дурью маялся. Иногда забирался в трапезную и рассматривал серебряные, всегда отполированные столовые приборы священника. А в бога я не верю. Человек сам себе хозяин.

- Свят, свят! Изыди, сатана! – встрял священник.

- Когда-то я верил, но перестал, - решительно продолжил мальчик. - Если бы Бог был, он бы не допустил смерти мамы и папы. Так вот, я часто бывал в церкви с сестрой, и видел, что священник ведет себя как-то странно. Особенно в последнее время. Отшатывался, когда мы заходили внутрь. Захлопывал какую-то книгу и быстро прятал. Все время говорил нам про демонов. Я и сам люблю придумывать страшные истории, но сам-то я в них не верю. А он… он в этих своих демонов верит. В тот день я в церковь с ней не пошел, потому что был наказан за плохое поведение. Но она все не возвращалась и не возвращалась. Я плюнул на наказание и пошел ее искать. Она лежала в лесу, неподалеку от церкви, с вилкой в глазу. Я думаю, это священник ее убил. Тогда я сбежал. Не хотел возвращаться в приют без сестры. И в лапы священника попасть не хотел. Ее он убил – и меня наверняка собирается.

- Вы подтверждаете, что ребенок в тот день был наказан? – инспектор повернулся к наставнице.

- Я лично поставила мальчика на горох, - кивнула она. - Он дергал девочек за волосы, пугал сироток ночью страшными историями, не слушал на уроке, пролил мою чашку с кофе на пол и сбежал! Столько пакостей за один день не совершал еще никто! Поэтому я поставила его на горох, этого вечно не послушного, всегда растрепанного мальчишку! Другие мальчики такого никогда не делали! Ну, бывало немного похулиганят, но что бы так! – наставница уже почти кричала.

Но договорить она не успела, ее перебил мальчик:

-Да, и что такого? Ну пролил разок кофе – но ведь меня же толкнули! Толкнули прямо под руку! Я не виноват!

-Да еще и лжет! Надо бы ему еще на горохе постоять! - рассвирипела наставница.

-Тише, тише! Значит вы, дорогая наставница, утверждаете, что лично поставили мальчика на горох? И сколько он там простоял? - спросил следователь.

- Три часа, - отчеканила наставица. С трех до шести. Я бы его еще и розгами выпорола! Жаль, я не успела их вымочить! Да за такие поступки я бы еще не такое придумала! – продолжала кипятится наставница.

- Девочка была убита как раз в это время, с трех до шести, - пробормотал следователь.

- Да уж. Тоже оказалась оторва. Сбежала из приюта. Говорят, на свидание. Вот недаром говорят: в тихом омуте черти водятся. Нечего было по свиданиям шастать. Жаль, ее уже нельзя выпороть…  

- Получается, ты первый нашел тело своей сестры? – Следователь снова обратился к ребенку.

- Нет, не я. Священник, - упрямо сказал Мальчик.

- Почему ты так думаешь? Из твоего рассказа это не следует. Есть еще что-то, чего ты нам не рассказал?

Мальчик покосился на священника и кивнул.

- Расскажи все очень подробно.

- Я выбежал из столовой, не доделав свою работу на кухне, - сказал мальчик. - Я хотел отыскать сестру. Я бежал по лесу по направлению к церкви и по дороге соображал, какую отговорку придумать, чтобы избежать очередного наказания. А потом я услышал чьи-то шаги, подумал, что это кто-то из воспитателей, и быстро спрятался в кусты. Но это был священник. Мне показалось очень странным, что он бродил по лесу, вместо того, чтобы вести службу в церкви. Я не решался высунуться из кустов. Когда он скрылся за деревьями, я аккуратно вылез, прошёл ещё несколько шагов – и увидел сестру, - он тихо всхлипнул, но тут же взял себя в руки. – Не я, а он первым увидел мертвое тело. Ведь это он убил ее. Спросите у него сами.

- Что вы можете на это ответить, святой отец?

- Святая правда! – ответил тот. - В тот день я пошёл с дядей девочки охотиться на демонов в лес. Я взял его с собой из-за того что я человек набожный, и обращаться с оружием не умею. А он сказал, что поохотится на уток. Проходя по лесу, я заметил что-то лежащее среди деревьев. Это оказалась та самая девочка. Испугавшись, я поспешил уйти, не сказав об этом ни одной живой душе.

- Дядя девочки тоже видел тело?

- О нет. Он был слишком увлечен утками и не отходил от болота даже по малой нужде. А я как раз погнался за демоном через заросли.

- Как вы считаете, кто убийца? – прищурился инспектор.

- Мне кажется, что все очевидно... Это мясник!

- Почему вы так думаете?

- Что ж... Понимаете, у меня есть освященный серебряный сервиз, ибо всякая нечисть ютится и серебра, и лика божьего. Все знают, что мясник коллекционирует вилки, а на мою уже давно позарился. Она очень дорогая и старинная. Я чувствую в нем нечистую силу.... Не доверяйте ему, демон в нем коварен!

- Спасибо за ценные сведения, святой отец. И это единственное подтверждение вашей догадки?

- О, нет! Господь послал мне видение! – пророкотал святой отец и закатил глаза. – Вижу-у-у! Вижу как на яву-у! Сиротки, брат и сестра… «Пошли!», - он вдруг заговорил тоненьким голоском, - «Нет! Ни за что! Нам запрещено выходить за пределы приюта!» – теперь голос его звучал совсем пискляво. – «Пошли! Ты ведь не любишь того мясника?!» - «Ну, да… А что?» - «Предлагаю стащить у него пару вилок! Сегодня он будет мыть их в роднике» - «Ни за что!»… Но брат уже не слышит ее и они бегут в лес… Они прячутся за дерево… Мясник совсем близко!.. Мясник кряхтит… «Сейчас!» - шепчет брат… Они подкрадываются… Они берут по вилке… Но девочка наступает на палку… Слышится хруст!... Я вижу-у-у!.. Они бегут, задыхаясь, бегут из последних сил…. За ними Мясник… Он догоняет… Он уже рядом!.. А девочка спотыкается!... Девочка падает!... Темнота! Все, больше не вижу…

Святой отец вытер рукавом пот со лба и открыл глаза.

- Истинно говорю вам: Мясник – убийца. В нем Сатана.

 

***

 

Мясник был тучным, лысым и вечно ходил в одной и той же одежде с кроваво-грязевыми подтеками. На досуге он коллекционировал вилки. Жены у мясника не было, а детей он ненавидел – особенно тех, приютских. Ведь эти грязные воришки и хулиганы не должны появляться рядом с порядочными людьми. Такое мнение он нередко высказывал за кружечкой пива – и собутыльники охотно с ним соглашались. 

 

- Ну да, я мясник, - мясник оглядел Следователя неприязненным, мутным взглядом. – Что из этого?

- Ходят слухи, что вы недолюбливаете сирот из приюта.

- Ненавижу приютских оболтусов, это точно.

- А насколько вы их ненавидите? – прищурился следователь.

- Понимаю, к чему вы клоните. Я девку не убивал. А сделал это знаете кто? Доктор! Ведь он сумасшедший!

- А с чего вы, собственно, решили, что он сумасшедший?

- Я знал, что вы спросите. Однажды у меня дико болела башка. И я позвал доктора. Но этот безумец – вы подумайте! - не лечил меня, нет, он даже меня не осмотрел как следует! Он только рассеянно пялился на мои самые красивые вилки, а потом он - подумайте, каков наглец! - стал расхваливать лучшую, серебряную!

- Ну и что же?

- Девочку, напоминаю, убили какой вилкой? Серебряной!

- Но ведь это указывает на вас!

- Ну а дело в том, что с моей серебряной вилкой что сделали?

- Что же?

- Да украли же! А доктор потом ушёл так поспешно, и весь сиял, ну прямо как эта вилка! Вор, сумасшедший убийца! Я считаю, что этого гада надо посадить в тюрьму! Он опасен для общества! О, не смотрите так, я знаю, что меня самого обвиняют! Но ещё я знаю, что этот ваш уважаемый докторишка – сущий безумец, и что от него ещё будут беды!

 

***

 

Местные рассказывали, что доктор появился в их деревушке одним ничем не примечательным летним днем. Он поселился в старом маленьком домике на краю деревни. Этот скромный и добродушный человек средних лет сразу сумел завоевать доверие жителей. Он ничего не брал с людей, которые были не в состоянии оплатить прием, и часто выдавал им бесплатные лекарства. Ходили слухи, что к нему наведываются даже сироты, которых врач взялся обучать лекарскому мастерству.

Он был интереснейшим собеседником, умевшим всегда поддержать беседу, и явно булл человеком образованным. Однако о его прошлом и личной жизни никто ничего не знал, а сам он не спешил поделиться подробностями своей биографией. Расспросов врач избегал, умело переводя разговор на другую тему.

 

Инспектор как раз направлялся к нему, когда его ухватила за штаны собачка Джона Робертсона.

Сам Джон, пыхтя, спешил за ней следом и махал следователю руками.

- Нашел! – голосил он. – Разворачивай оглобли! Нашел!

- Кто нашел? Что нашел? – не понял инспектор.

- Мой терьер! Нашел улику! Он нашел вилку! Разворачивайтесь и идите брать мясника. Эта вилка – точно его!

- Где же он нашел ее, ваш терьер?

- Да какая разница! Главное – вилка нашлась! Где-то в участке валялась. Прямо так, с засохшей кровью!

- Но как же вилка оказалась в участке?

- Бог мой, ну и зануда! Наверное, когда девочку притащили в участок, она случайно из глаза выпала и под шкаф какой-нибудь закатилась. Все, не задерживай меня, делом займись! 

 

***

 

На дорожке, ведущей к дому мясника, были свежие пятна крови. Следователь повел плечами и постучал в дверь.

Мясник открыл не сразу, как будто стоял под дверью и ждал, что за ним придут. Некоторое время они молча смотрели друг на друга. Наконец, Следователь прервал неловкую паузу:

- У меня есть к вам несколько вопросов, господин мясник.

- Задавайте, - буркнул Мясник, но с места не сдвинулся.

- Позвольте, я пройду?

Мясник с недовольным видом подвинулся, пропуская полицейского в дом.

Допрос длился часа два. «Где Вы были в вечер убийства?», - спрашивал Следователь. «С кем вы были?». «Что делали?». «Когда вернулись домой?». И за каждым вопросом следовал ответ Мясника: «Не помню».

«Выпил лишнего – и ни черта про тот вечер не помню»

Следователь подошел к разделочному столу Мясника, взял валявшуюся на нем нечистую вилку и повертел в пальцах. Точно такая же, как та, в глазу девочки.

Точно такая же, как орудие убийства.

- У вас нет алиби, - мрачно сказал Следователь. – Вы не в состоянии объяснить, что делали в момент убийства. Вы терпеть не можете приютских детей. Уважаемые люди указывают на вас. И улики, - он махнул вилкой, - указывают на вас. Нет никаких доказательств того, что господин доктор украл вашу вилку и ею воспользовался. Получается, вы и есть наш убийца.

Мясник насупился, хотел что-то возразить – но только шлепнул губами.

Без всякого внутреннего удовлетворения Следователь надел на Мясника наручники. А тот, на удивление, даже и не сопротивлялся.

 

***

 

…Она стояла босиком на холодном деревянном полу, из настежь распахнутого окна дул свежий ветерок. Смеркалось. Жена Следователя готовила ужин. Капельки крови из бараньей печенки стекали по нежной ручке хозяйки, на локте останавливались и падали, то пачкая фартук, то впитываясь в дощечки паркета. Ее лицо было похоже на лицо лондонской художницы Мелани. Черные волосы. Черное платье, под цвет волос.

Такой он представлял ее себе. Свою несуществующую жену. Особенно в последнее время. Иногда, в моменты острого одиночества, он даже позволял себе немного с ней поболтать. Вот и сейчас он вошел в кухню и вежливо обратился в пустоту:

- Здравствуй, дорогая! Ого! Это наш ужин? - он потёр ладони, но вдруг высоко-высоко поднял брови, - Неееет, только не говори, что это барашек Мэттью.

- Прости.

- Ну да ладно. У меня хорошая новость.

- После новости о смерти этой сиротки... - она отложила нож в сторону, - Да любая новость лучше этой! – голос ее дрогнул.

- Ну, не начинай. Сегодня я раскрыл дело. Арестовал Мясника. Это он убил девочку.

Воображаемая жена глубоко вздохнула:

- Нет, нет. Это неправда! Ты что-то путаешь. У него же мотива не было.

- У нас есть улики. А мотив пьяному кретину не нужен.

- Всем нужен мотив, - назидательно сказала жена.

- Да что ты себе позволяешь?! - Следователь почувствовал, что терпение его вот-вот лопнет и обрызгает всю комнату, как кровь бараньей печенки. – Прости, но тебе лучше исчезнуть.

Она исчезла – покорно, без малейшего возражения. А вместе с ней – баранья печенка и перспектива скорого ужина.

Он ушёл в спальню и полночи просидел в кресле. Его знобило.

Она была права, эта женщина, которой не существовало. У мясника не было мотива.


« Назад

 

© Анна Старобинец 2017-2018